ФОРУМ РАЗВЕДЕННЫХ ОТЦОВ

Защита прав отцов и детей.
 
ФорумФорум  Последние изображенияПоследние изображения  РегистрацияРегистрация  Вход  

 

 Дело М.С. против Украины.

Перейти вниз 
Участников: 2
АвторСообщение
работник опеки 1




Мужчина
Количество сообщений : 182
Плюсы : 204
Дата регистрации : 2018-02-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyВс Мар 04, 2018 5:42 pm

01 июля 2017 года Европейский суд по правам человека принял решение по делу «М.С. против Украины».
После рассмотрения дела Суд единогласно:
1. Огласил заявление приемлемым;
2. Постановил, что было нарушение статьи 8 Конвенции о правах человека (далее - Конвенция) в связи с отсутствием эффективного расследования утверждаемого совершения развращающих действий в отношении ребенка заявителя;
3. Постановил, что было нарушение статьи 8 Конвенции в связи с определением места проживания ребенка заявителя.

Далее вынес постановил о вопросах денежных компенсаций и прочего.

НАИБОЛЬШИЙ ИНТЕРЕС для нас представляет не само дело и решение по нему (хотя думаю его мы тоже разберем), а особое мнение судьи из Лихтенштейна Ранзони. При этом очень важно то, что особое мнение совпадает с мнением других судей.
К сожалению судьи не могли отразить выводы судьи Ранзони в самом решении так как (по моему мнению) это выходило бы за пределы полномочий ЕСПЧ.
Одновременно с этим, судьи ЕСПЧ поняли суть проблемы существующей в национальных судах, которая выражается в применении 6 принципа Декларации прав ребенка который, помимо прочего, указывает на то, что малолетний ребенок может быть разлучен с матерью только в исключительных случаях.
То есть как написал Ранзони национальные суды ограничились выяснением наличия или отсутствия исключительных обстоятельств.

Вернуться к началу Перейти вниз
работник опеки 1




Мужчина
Количество сообщений : 182
Плюсы : 204
Дата регистрации : 2018-02-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Re: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyВс Мар 04, 2018 5:43 pm

СОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ СУДЬИ РАНЦОНИ

1. Я проголосовал вместе со своими коллегами в поддержку признания нарушения статьи 8 Конвенции (пункт 3 оперативных положений), хотя национальные органы власти обладают высокой степенью усмотрения при принятии решения о правах опеки (см. пункт 77 решения). Однако в обосновании Суда не хватает одного важного элемента, который мог бы укрепить решение и прояснить первопричину недостатков в производстве национальных судов.
2. Факты дела могут быть обобщены следующим образом: с момента рождения ребёнка в марте 2008 г. родители, то есть, заявитель и мать ребёнка, жили с дочерью и родителями заявителя в одной квартире. В 2009 г. родители отсутствовали дома в течение шести месяцев, и в этот период родители заявителя заботились о ребёнке. С 2010 до 2011 г. мать вновь работала за границей, и в этот период о ребёнке заботились отец и родители заявителя. 20 сентября 2011 г. мать покинула квартиру с ребёнком, и отец не знал об их местонахождении. 1 декабря 2011 г. отец нашёл дочь в детском центре и вернул в свою квартиру. 20 июня 2012 г. районный суд постановил, что девочка должна жить с матерью. Это решение стало окончательным 14 сентября 2012 г. (см. пункты 5-14, 36 и 44 решения). Однако, неизвестно, передал ли заявитель ребёнка матери после решения районного суда или девочка продолжала жить с отцом и родителями заявителя.
3. Принимая решение о том, что ребёнок должен жить с матерью, районный суд опирался на Декларацию прав ребёнка ООН от 1959 г. (далее – «Декларация ООН») и постановил, что «факты не раскрывали каких-либо значительных обстоятельств, которые могли бы оправдать отделение ребёнка от матери» (см. пункт 41 решения Суда). Эта Декларация, в принципе 6, гласит, что малолетнего ребёнка нельзя, кроме исключительных обстоятельств, отделять от матери.
4. В настоящем деле национальные суды, по-видимому, разработали методологию, основанную на данном принципе, что повлекло за собой презумпцию в пользу матери в делах об опеке над ребёнком, то есть, что ребёнок должен жить с матерью, что может быть нарушено только при существовании «исключительных обстоятельств». Применив эту презумпцию, национальные суды ограничили объём своего выявления фактов, по сути стремясь установить, существовали ли «исключительные обстоятельства». Соответственно, в отсутствие «исключительных обстоятельств» суды отказались от полной оценки всех других неисключительных обстоятельств, которые могли быть важными для решения.
5. Презумпция в пользу матери в делах об опеке над ребёнком не поддерживается ни событиями на уровне ООН после принятия Декларации ООН ни прецедентным правом Суда, и она не соответствует позиции Совета Европы и большинства государств-участников. В 21-м веке методология с такой презумпцией, опровержимой только в «исключительных обстоятельствах», по-моему, ненадёжна в отношении прав, обеспечиваемых в соответствии с Конвенцией. Жизненно важно то, что эта презумпция prima facie считает, что проживание ребёнка с отцом не соответствует интересам ребёнка (см., с необходимыми изменениями, Zaunegger v. Germany, № 22028/04, § 46, 3 декабря 2009).
6. Декларация ООН не является обязывающим документом. Она была основой для развития Конвенции ООН о защите ребёнка 1989 г., которая, напротив, является юридически обязывающим договором. Однако подготовительные работы к этой Конвенции явственно демонстрируют, что положение, касающееся «отделение ребёнка от матери только в исключительных случаях», существовало только на самой первой стадии процесса составления. Оно впоследствии было раскритиковано, поскольку оно представляло стереотипное мнение о матерях, граничившее с дискриминацией, и впоследствии было удалено. Принцип лучших интересов ребёнка, истекавший из самой Декларации, однако, получил полную поддержку. как вопрос первой и главной значимости (см., например, Шерон Детрик, Конвенция ООН по правам ребёнка, руководство к «подготовительным работам», 1992, и Того Кайме, “Основы права в Африканской Хартии о правах и благополучии ребёнка”, African Journal of Legal Studies, ноябрь 2009).
7. Европейский Суд по Правам Человека неоднократно повторял, что существовал широкий консенсус, в том числе и в международном праве, в поддержку идеи о том, что во всех решениях, касающихся детей, их лучшие интересы должны быть на первом месте (см. Neulinger and Shuruk [GC], № 41615/07, § 135, 6 июля 2010, и X v. Latvia [GC], № 27853/09, § 96, ECHR 2013). Лучшие интересы ребёнка могут, в зависимости от их характера и серьёзности, быть важнее интересов родителей (см. Sahin v. Germany [GC], № 30943/96, § 66, ECHR 2003‑VIII).
8. Суд также подчеркнул, что родители, в принципе, должны иметь равные права в спорах об опеке, и не принимал никакие презумпции в отношении пола одного родителя. Например, в деле Sommerfeld v. Germany [GC] (№ 31871/96, § 86, ECHR 2003-VIII) он повторил, что его задача состояла в рассмотрении того, привело ли применение национального законодательства к неоправданной разнице в обращении с заявителем. В вышеупомянутом деле Zaunegger v. Germany (§ 48; см. также Sporer v. Austria, № 35637/03, 3 февраля 2011) Суд потребовал дополнительные причины для разницы в обращении в том, что касалось передачи права на опеку отцу ребёнка, рождённого вне брака, особенно в сравнении с матерью. Он также признал, что могут существовать уважительные причины в отказе неженатому отцу в участии в качестве родителя, например, когда аргументы или отсутствие связи между родителями рисковало поставить под угрозу благополучие ребёнка. Однако ничто не указывало, что такое отношение было общей особенностью отношений между неженатыми отцами и их детьми (там же, § 56). Наконец, Суд не принял утверждение о том, что совместная опека против воли матери была prima facie не в интересах ребёнка (там же, § 59). В Diamante and Pelliccioni v. San Marino (№ 32250/08, § 177, 27 сентября 2011) он постановил, что процесс принятия решений местного органа должен был основываться на соответствующих соображениях и не должен был быть односторонним, а значит, не должен ни казаться, ни действительно быть произвольным. В деле Mamchur v. Ukraine (№ 10383/09, § 102, 16 июля 2015) Суд подчеркнул, что он должен был выяснить, «провели ли национальные суды глубокое исследование всей семейной ситуации и целого ряда факторов – в частности, фактического, эмоционального, психологического, материального и медицинского характера – и осуществили ли они сбалансированную и обоснованную оценку соответствующих интересов каждого лица, не забывая о том, что может быть лучшим решением для ребёнка»
9. Как говорится в деле Zaunegger v. Germany (цит. выше, § 60), общий вопрос отклонения в большинстве государств-участников состоит в том, что решения в отношении опеки должны основываться на лучших интересах ребёнка. Палата Лордов, например, в решении от 4 июля 1996 г., явственно отрицала существование презумпции принципа «предпочтения материнства» в делах об опеке. Кроме того, она подчеркнула, что преимущества пребывания очень маленького ребёнка с матерью было всего лишь одним из многочисленных соперничающих интересов, и при этом не главным (см. M.L. v. the United Kingdom, № 35705/97, 20 марта 2001).
10. Наконец, Совет Европы неоднократно осуждал неравное отношение к отцам и подчёркивал, что роль отцов по отношению к детям должна лучше признаваться и надлежащим образом цениться. Например, в своей Резолюции 2079 (2015) о «Равенстве и общей родительской ответственности: роль отцов», Парламентская Ассамблея подчеркнула важность «преодоления гендерных стереотипов о ролях женщин и мужчин в семье» как «отражение социологических изменений, которые произошли за последние пятьдесят лет в том, что касается организации частной и семейной жизни».
11. Принцип, изложенный в Декларации ООН относительно исключительности разделения матери и ребёнка не может считаться проблематичным сам по себе, если он не нарушает процесс принятия решений при определении лучших интересов ребёнка. Однако именно это произошло в настоящем деле. Из-за презумпции в пользу матери национальные суды уменьшили объём своей оценки, ограничившись установлением отсутствия «исключительных обстоятельств» и отказавшись от рассмотрения дальнейших неисключительных обстоятельств, которые могли бы быть решающими для обеспечения лучших интересов ребёнка.
12. Заявление о презумпции, основанной на не обязывающей юридически Декларации ООН от 1959 г. было настоящей причиной неспособности провести достаточно тщательный анализ на национальном уровне, и в частности – проконтролировать риски для безопасности ребёнка при проживании с матерью и стабильность окружения ребёнка (см. пункты 79-85 решения). Эта презумпция с самого начала подрывала уравновешенную оценку положения обоих родителей и, что более важно, лучших интересов ребёнка.
13. В сегодняшнем решении, к сожалению, не рассматривается эта центральная проблема настоящего дела, в нём нет замечаний о применении национальными судами презумпции в пользу матерей в делах об опеке. Это может создать впечатление того, что Суд принимает её. Однако по моему мнению, такая презумпция должна квалифицироваться, как неприемлемая в свете текущих соображений.


Перевод Харьковской правозащитной группы.
Вернуться к началу Перейти вниз
работник опеки 1




Мужчина
Количество сообщений : 182
Плюсы : 204
Дата регистрации : 2018-02-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Re: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyВс Мар 04, 2018 6:27 pm

В приведенном документе важно всё НО ссылка на него как на источник права (Источник права в формальном (юридическом) смысле — это способ закрепления и существования норм права) вряд ли приведет к тому, что суд примет её во внимание.
Однако тот факт, что это "совпадающее мнение" позволяет говорить нам о том, что это мнение всех (или значительной части) судей ЕСПЧ.
Более того в приведенном документе есть ссылки уже на вступившие в силу решения ЕСПЧ.

Таким образом ссылка в иске (встречном иске) или апелляционной жалобе на этот документ может звучать так:

По результатам рассмотрения дела М.С. против Украины Европейским судом по правам человека Судьей Ранзони было изложено мнение с которым согласились другие суди участвовавшие в рассмотрении дела.

Помимо прочего судья указал на то, что решение вопроса опеки, места проживания ребенка должно исходить только из принципа определения наилучших интересов ребенка, более того он указал на недопустимость существования презумпции решения вопроса в пользу матери.

Учитывая то, что мнение судьи Ранзони совпадает с мнением других судей, а так же то, что в указанном документе приводится большое количество практики ЕСПЧ можно сказать, что речь идет об изложении и разъяснении практики ЕСПЧ и общепринятых принципов прав человека по данному вопросу.

Прилагаю к данному исковому заявлению перевод совпадающего мнения судьи ЕСПЧ Ранзони по делу М.С. против Украины находящийся в открытом доступе в сети "интернет"

(в идеале если будет ссылка на конкретный официальный источник)

Ясно, что приведенный тут вариант имеет крайне усредненный и ужатый характер НО для того, чтобы составить более предметные и логичные доводы необходимо знать обстоятельства конкретного дела.

По сути Ранзони сконцентрировал в документе практически все (по крайней мере большую часть) проблем национальных судов.
Вернуться к началу Перейти вниз
Федотов




Мужчина
Количество сообщений : 49
Плюсы : 45
Дата регистрации : 2015-10-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Re: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyПн Мар 05, 2018 11:46 am

Хотелось бы рассмотреть возможность использования "совпадающего мнения судьи Карло Ранцони" в правовом поле РФ. Для меня остается неясным, можно ли рассматривать это мнение как правовую позицию ЕСПЧ, поскольку мнение содержится не в теле самого решения и не является толкованием какого-либо положения закона.

Пока в РФ необходимо принимать во внимание, в частности:
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 21 от 27 июня 2013 г. "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней".

2. Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (далее – федеральный закон о ратификации), правовые позиции Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд, Суд), которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств – участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

4. Во избежание нарушения прав и свобод человека, в том числе необоснованного их ограничения, правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении не только Конвенции и Протоколов к ней, но и иных международных договоров Российской Федерации (подпункт «с» пункта 3 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года (далее – Венская конвенция).

Интересная статья:
"Роль и место европейского суда по правам человека в правовой системе России".
Е.В. Сыченко
правовые позиции, выраженные в решениях против других стран, исходя из нормы Закона о ратификации Европейской конвенции, а также толкования Пленума ВС РФ, не являются обязательными для Российской правовой системы. При этом иное решение этого вопроса возможно при обращении непосредственно к п. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой установлен приоритет норм международных договоров над внутренним законом. Согласно ст. 32 Европейской конвенции к компетенции ЕСПЧ относятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34 и 47. Таким образом, правовые позиции ЕСПЧ, выраженные в решениях против иных стран, должны иметь обязательное значение для российской правоприменительной практики постольку, поскольку содержат толкование органа, за которым Российская Федерация признала право толковать конвенцию при ее подписании.
http://giefjournal.ru/node/731

Что касается натуральной формы обеспечения, то в РФ ситуация двойственная. Формально она возможна ЛИШЬ в одном случае, в случае алиментного соглашения (договора), где эта самая натура будет упомянута и перечислена. А двойственность в том, что натуральная форма обеспечения вполне может быть сравнима с присутствующей в теории семейного права, но с отсутствующей в законах ФАКТИЧЕСКОЙ ФОРМОЙ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ РЕБЕНКУ. Семейное право ясно и четко говорит, что формы обеспечения ТРИ: фактическая, по договору и взысканная по суду. Причем фактическая - самая естественная, из нее вытекает "общепризнанная презумпция добросовестности родительской заботы", которую вспоминает лишь КС РФ. Хотя именно фактической формой обеспечивается ребенок с рождения и до алиментного договора (или суда).
Вернуться к началу Перейти вниз
работник опеки 1




Мужчина
Количество сообщений : 182
Плюсы : 204
Дата регистрации : 2018-02-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Re: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyПн Мар 05, 2018 1:25 pm

Абсолютно правильный вопрос.
Учитывая то, что позиция Ранцони не является частью решения ЕСПЧ то прямая ссылка на него (по моему мнению) в решении национального суда как на источник права не возможна. НО Судья Ранцони при изложении своей позиции (а учитывая то, что она совпадающая - позиции всех судей которые рассматривали дело) сослался на конкретные прецеденты которые в свою очередь могут быть как раз тем самым источником.
По сути существует возможность заниматься откровенным плагиатом вставляя абзацы из позиции в соответствующее исковое заявление (встречный иск и пр.), в свою очередь ссылка на позицию и приложение её к исковому заявлению может служить опосредованной ссылкой на те дела на которые Ранзони сделал ссылку.

Суд (за исключением случаев когда судья в наглую не хочет работать) должен будет рассмотреть отраженные в позиции прецеденты и использовать их в качестве источников права. Более того сама по себе позиция может быть источником текста для решения национального суда.

То есть суд в своем решении (без ссылки на особое мнение) может отразить часть текста и мотивацию приведенную в позиции.
Вернуться к началу Перейти вниз
работник опеки 1




Мужчина
Количество сообщений : 182
Плюсы : 204
Дата регистрации : 2018-02-12

Дело М.С. против Украины. Empty
СообщениеТема: Re: Дело М.С. против Украины.   Дело М.С. против Украины. EmptyПн Мар 05, 2018 1:36 pm

В отношении формы обеспечения. Приведенное Вами разъяснение как раз сходится с тем, что я писал до того. В другой ветке. Предлагаю по этому вопросу либо вернуться в прежнюю ветку либо открыть отдельную. Тут дело М.С. против Украины. Оно должно помочь отцам бороться за свои права.
Вернуться к началу Перейти вниз
 
Дело М.С. против Украины.
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Дело Мамчур против Украины: лишение отца права доступа к своему ребенку
» "Похищение" ("кража") детей - 2018
» "Похищение" ("кража") детей - 2017
» Дело Цаунеггер против Германии
» помогите,завели уголовное дело!

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ФОРУМ РАЗВЕДЕННЫХ ОТЦОВ  :: Список всех тем: :: "Практика ЕСПЧ" для применения в суде.-
Перейти: